timyr-dibirovРоман Вениамина Каверина „Два капитана“ — литературная классика. Кажется, что такие истории — с настоящей любовью, приключениями, благородными героями — существуют только на страницах книг. Однако мир спорта подбрасывает не менее захватывающие сюжеты.

Нашими собеседниками стали одна из самых ярких гандболисток XXI века, серебряный призёр Олимпиады в Пекине Ирина Полторацкая и её муж — нападающий сборной России Тимур Дибиров. Два больших спортсмена, два ярких человека, два капитана…

Побеседовать с гандболистами, которые совсем недавно второй раз стали родителями, удалось по скайпу — супруги вот уже несколько лет живут в Македонии. Ирина воспитывает детей и ведёт домашнее хозяйство, а Тимур играет за гандбольный клуб „Вардар“.

„Встретиться“ мы условились в 22 часа по московскому времени. Когда в Скопье часы пробили восемь вечера, я нажала кнопку вызова. Несколько продолжительных гудков — и на мониторе появился Тимур.

Ирина Полторацкая, Тимур ДибировТимур: Привет! А вот и мы!

Спустя мгновение к мужу подошла Ирина, на руках у которой уютно устроилась крошка Тиана.

Ирина: Нам всем очень приятно познакомиться… Правда, Тиана?

Малышка улыбнулась маме, и мы начали разговор.

„СЕКРЕТ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ – КРЕПКАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА“

— Вы вместе уже 13 лет. Поделитесь секретом семейного счастья…

Тимур: (Задумался.) Вы знаете, семейное счастье — это сложная работа. Даже не знаю, что сложнее: сражение за высшие ступеньки пьедестала в спорте или ежедневная борьба за гармонию в семье. А гармония — это ведь самое главное.
Мы не готовились к семейной жизни, не договаривались, но какое-то неуловимое взаимопонимание в наших отношениях с Ирой было с самого начала.
Ирина: Нет, всё проще… Нервная система у нас как у спортсменов крепкая. (Смеётся.) Один день крепкая — у меня, следующий — у Тимура, и так далее…
Тимур: Плюс спорт учит терпению. Один раз в году потерпел или потерпела — и всё наладилось.

— Какой фильм про вас: „Мистер и миссис Смит“, „Семейка Адамс“ или „Как Гарри встретил Салли“?
Тимур: Наша история не похожа ни на один. Она не пафосная, но в то же время и не пресная. Она просто живая…
Ирина: Например, „Мистер и миссис Смит“ — это слишком круто для нас. (Смеётся.) А две другие картины уж очень романтичные. Будем ждать новых фильмов.
Тимур: У нас, конечно, были очень романтичные моменты, но они были переплетены с жизненными сложностями. Мы ведь спортсмены. Сами понимаете: соревнования, сборы, тренировки.

 

„КОГДА МЫ ПОЗНАКОМИЛИСЬ, ИРА БЫЛА ЧЕМПИОНКОЙ МИРА, А Я НИКЕМ“

Судьбоносная встреча двух спортсменов состоялась в Тольятти в начале 2000-х. Так сложилось, что Ирина и Тимур играли в одном и том же спортивном клубе — „Лада“. Только Ирина в женской команде была уже признанной звездой, а Тимуру ещё предстояло заявить о себе.
Тимур: В эпоху Интернета про нас с Ирой можно найти любую информацию, но интимные моменты жизни мы всегда старались не выносить на публику. Личная жизнь — она на то и личная. Даже когда всё у нас только начиналось, мы держали это в тайне. Не хотели, чтобы что-то просочилось в СМИ.
Ирина: Мы не то чтобы скрывали свои отношения — близкие и друзья, конечно, знали о нас. Мы просто старались не афишировать. Незачем…
Тимур: Официально о себе как о паре мы заявили только после того, как Ира вернулась из Дании (с 2004 по 2006 год Полторацкая играла в клубе „Слагелсе“. – Прим. Лайфа). Ближе к Олимпиаде в Пекине…
Ирина: У нас не было такого: вот познакомились и стали парой. Всё развивалось плавно, постепенно.
Тимур: Я, наверное, вас разочарую, но не было никакой классической чашки кофе, за которой бы мы разговорились, влюбились и стали встречаться. Это был длительный процесс. Сначала мы просто общались, потом стали симпатизировать друг другу. И постепенно всё это переросло в чувства.
Думаю, это судьба. Я мог бы ходить на занятия по юриспруденции, а Ира выступать за границей, но так сложилось, что мы играли в одном городе — в Тольятти. Кто такая Ирина Полторацкая, знали все. Она была уже чемпионкой мира. Если мне не изменяет память, впервые женская сборная выиграла чемпионат мира в 2003 году.
Ирина: В 2001-м…
Тимур: Тем более, в 2001-м. В общем, на момент нашего знакомства Ирина была уже чемпионкой мира, звездой, а я — рядовым игроком обычной лиги. Даже с этой точки зрения не стоило афишировать наши отношения. Все знали, кто она, а кто такой Тимур Дибиров, ещё никто не знал. В общем, мы играли в одном зале, она приходила на мои матчи, я приходил на её игры.

(Вдруг со стороны послышался голос Ирины, которая по ходу беседы постоянно куда-то исчезала.)

— Что говорит супруга, Тимур?
Тимур: Жена говорит по-македонски. Пиццу доставили, и она общается с курьером.

— Вы хорошо владеете македонским?
Тимур: Да, мы всё-таки живём здесь уже три года. Македонский, сербский и хорватский — эти языки очень похожи.

(Ирина снова появилась рядом с супругом и подключилась к беседе.)

Ирина: Я ни на каких языках не говорю, но со всеми разговариваю. (Смеётся.)

— Вернёмся к вашей романтической истории…
Тимур: Знаете, что было самое смешное? Мы не афишировали свои отношения, но в какой-то момент я начал появляться на тренировках в крутой экипировке сборных команд России. Одноклубники и тренеры, естественно, начали на меня косо поглядывать. Мой клуб был не столь высокого уровня, чтобы я щеголял в фирменной одежде.
Даже не помню, что отвечал на вопросы: „Откуда?“ и „Что это?“ (Смеётся.) А вопросы были… В общем, конечно, это Ира меня снабжала таким дефицитом.

— Тимур, признайтесь, форма сборной России вас мотивировала?
Тимур: Ну не начинайте… (Улыбается.) Никакой речи о мотивации не шло. Просто это было круто!
Ирина: (Смеётся.) Мы тогда не думали о деньгах и медалях, просто мечтали получить классную экипировку.
Тимур: Это было такое время, когда просто хотелось красиво выглядеть. Смотрели по телевизору на заграничные команды и думали: „Как же здорово они все смотрятся“. В России тогда с этим были проблемы.

— Анфиса Резцова как-то призналась, что муж покорил её своей опрятностью и белыми носками. Знаменитую гимнастку Лидию Иванову супруг восхитил умением чувствовать музыку. Что вас зацепило друг в друге?
Ирина: Тимурчик зацепил меня своей уверенностью. Он всегда был уверенным мальчиком! Я таких уверенных людей не встречала больше.
Тимур: Представьте себе, каким уверенным человеком мне надо было быть… Мне, игроку из высшей лиги, чтобы претендовать на внимание чемпионки мира. Претендовать на то, чтобы она — лучшая разыгрывающая чемпионата мира, пришла и смотрела, как я играю…
Ирина: Это была ни в коем случае не самоуверенность, а именно уверенность. У Тимура нет ни тени сомнения ни по какому вопросу. Это не то чтобы за каменной стеной, все мы люди. Но Тимур — это действительно прочный тыл.
Тимур: А я просто нашёл самую красивую девушку в команде… Комсомолку, спортсменку и просто красавицу!
Ирина: Неправда! У нас было много красивых девушек, просто они были на тот момент уже заняты.
Тимур: Она обманывает! (Улыбается.)
Ирина: Тимур до сих пор меня покоряет, — уже после интервью написала мне в соцсети Ирина. — Он очень целеустремлённый, много работает. Когда  муж только пришёл в команду „Чеховские медведи“, его никто не воспринимал всерьёз из-за неклассических габаритов. В гандбол ведь в основном играют крепкие высокие ребята, а он у меня парень стройный.
Однако за счёт своей работоспособности и неординарности Тимур вот уже четыре сезона является одним из лучших игроков на своей позиции! Этого в России со времен олимпийской команды 2000 года не было! Такой объём работы, как он, мало кто в мире выполняет. В основном в его амплуа игроки только забивают, Тимур же ещё и очень хорош в защите, много ассистирует.  Он всегда хочет выиграть…

„Я ВСЕГДА ГОВОРИЛ ИРЕ: „ТЫ ЛЕГЕНДА! И Я ЛЕГЕНДОЙ БУДУ“

Как и в любой классической истории любви, Тимуру и Ирине пришлось  пережить разлуку: в 2004 году Полторацкая уехала играть за датский „Слагелсе“, а Тимур пополнил ряды „Чеховских медведей“.
Тимур: Так сложилась, что Ирина продолжила карьеру в Дании, а я попал в „Чеховские медведи“, на тот момент сильнейший клуб России и один из лучших — в Лиге чемпионов. Наши пути в спортивном смысле несколько разошлись.
Однако уровень у меня уже был такой же, как у Иры: мы играли в одинаково сильных клубах, но в разных странах. Игроки о нас знали, но не тренеры… Мы решили, что это будет лишним. Мой тренер Владимир Максимов, много лет тренировавший сборную, и наставник женской команды Евгений Трефилов были лучшими друзьями. Если бы они о нас знали, это связало бы нас всех, мы бы зависели друг от друга. Я от Иры, Ира — от меня, Трефилов — от Максимова, Максимов – от Трефилова…
Ирина: Не афишировали наши отношения мы ещё и потому, что у меня и у Тимура на тот момент главное место в жизни занимал спорт. Какая тут любовь? Дружить — дружили, редко встречались, но метко. (Смеётся.)
Тимур: Кроме того, нам хотелось, чтобы о наших отношениях узнали только тогда, когда мы оба будем на вершине.

— Для вас, Тимур, как для мужчины этот вопрос был принципиальным?
Тимур: Я понимаю, о чём вы говорите, но, признаться, меня это не беспокоило. Почему? Да потому, что я знал: если не сегодня, то завтра обо мне будет говорить весь мир. А если не завтра, то послезавтра. Как сказала Ира, я уверенный в себя человек.
Просто я хотел, чтобы в тот момент, когда об Ире будет говорить весь мир, чтобы параллельно этот мир говорил и обо мне. А не как это часто бывает, что один из супругов находится в тени другого. Я преклоняюсь перед талантом жены, но в то же время всегда говорил Ире: „Ты легенда! И я легендой буду“. (Смеётся.) Вот и стараюсь до сих пор. Но пока ещё не легенда.

— Не люблю слово „легенда“…
Тимур: Согласен! Оно и правда дурацкое!
Ирина: Просто модное словечко.
Тимур: Да, особенно на Балканах. Его здесь интерпретируют не так, как в России. Для нас легенда – это Яшин, Харламов, а здесь…
Ирина: …А здесь это обиходное слово. Например, сделаешь что-то выдающееся, кувырок какой-нибудь, и тебе говорят: „Ну ты легенда!“ Здесь это скорее шутка.

— Жизнь спортсменов — это постоянные разъезды. Как вам удалось сохранить нежные чувства друг к другу? Переписка, долгие телефонные разговоры?
Тимур: Я много могу интересных историй рассказать…

— Ловлю на слове. Какие сумасшедшие поступки вы совершали друг для друга? Баскетболист Лазарос Пападопулос, например, за ночь проезжал по 500 километров, чтобы увидеть любимую и успеть вернуться в свой город на утреннюю тренировку.
Тимур: Не только Лазарос загонял свой автомобиль, чтобы увидеть любимую. Когда Ирина жила в Звенигороде (с 2006 по 2010 годы Полторацкая выступала за клуб „Звезда“, была капитаном команды. — Прим. Лайфа), а я в Чехове, каждые три дня я ездил к ней, преодолевая по триста километров туда и обратно. И Ира точно так же. Причём были ситуации, когда я приезжал, а утром мне надо возвращаться на тренировку. Наверное, это любовь. Сейчас вот скажи мне сорваться и куда-то ехать. Да ну! Я и сыну в такой ситуации сказал бы следующее: не валяй дурака…
Ирина: „…мы тебе девушку поближе найдём!“ (Смеётся.)

„ДОМА У НАС — РОССИЯ, ЗА ДВЕРЬЮ — МАКЕДОНИЯ“

Постоянные разлуки только укрепили уверенность молодых людей в том, что они созданы друг для друга. Несмотря на то что в начале 2000-х мобильные телефоны были роскошью, а Интернет – всего лишь странным иностранным словом, они находили способы быть ближе друг к другу.
Тимур: Когда Ирина играла в Дании, мы часами разговаривали по межгороду. Помнишь, были такие специальные телефонные аппараты? Так вот, я покупал билетик и звонил Ире.
Интернет тогда был плохо развит, поэтому смотреть за границей российское кино, передачи, читать российские журналы было практически невозможно. И чтобы Ире в Дании не было очень одиноко…
Ирина: …чтобы я не потеряла связь с родиной…
Тимур: …я посылал ей посылки. Сейчас в это трудно поверить, но практически каждый месяц я собирал музыкальные диски, книги, журналы типа „Космополитена“ и отправлял это всё Ире.
Ирина: Про „Охоту и рыбалку“ не забудь!
Тимур: (Смеётся.) Да, да! Конечно, когда появлялась возможность, я и сам приезжал к Ире в Данию. Первое, что меня поразило, так это то, что людей нет на улицах. Второе, что меня удивило, это квартира, в которой жила Ира. Мансарда какая-то.
Ира: Ага! Как у Карлсона, который живёт на крыше.
Тимур: Помню, как посмотрел с чердака вниз и подумал: „Интересно, сколько она тут продержится?“ В то время Дания была довольно тяжёлой страной для проживания.
Ира: А сейчас мы живём с Македонии… Но, когда я нахожусь дома, мне абсолютно всё равно, в какой я стране.
Тимур: Например, сейчас мы смотрим шоу „Голос“.
Ирина: Понимаете, когда мы находимся дома, мы в России. Выходишь — Македония, заходишь — Россия.
Тимур: Плюс в мужской и женской гандбольных командах много русских игроков.
Ирина: Например, здесь живёт моя подруга, которую я знаю 20 лет. У нас в Македонии сформировалась своя компания, свой круг общения.
Тимур: Мы не забываем, что мы русские! Правда, смешная ситуация месяц назад получилась в сборной России. Надо было снять ролик с русскими богатырями. Так вот, кинулись, а из 16 человек именно русских только трое. (Смеётся.) Армяне, дагестанцы, греки, немцы…
Ирина: …Белоруссы, украинцы…
Тимур: Все, только не русские. Конечно, мы все русские и гордимся этим, но у каждого есть своя малая родина.
Ирина: В общем, интернациональная такая сборная.

— Вы сказали, что дома вы словно в России. Гречневая крупа, которую так не понимают иностранцы, на кухне у вас имеется?
Ирина: Конечно, есть! У нас ведь дети…
Тимур: Куда ни кинь, везде русские продукты.
Ирина: У нас и сушки есть. Как без них? Моя мама часто приезжает, так что проблем с запасами в нашей семье нет.
Тимур: Кстати, в тему про гречку… Только недавно с ребятами говорили о предпочтениях в еде. Некоторое время назад мы были в России, играли с „Чеховским  медведями“, и там нас накормили куриным супом с яйцом. А недавно меня ребята спросили: „Ты мне скажи, как могут яйца в супе плавать?» (Смеётся.) Также им непонятна вяленая рыба…
Ира: У каждого народа есть свои продукты. Меня, например, шокировала сладкая селёдка в Скандинавии.
Тимур: Для меня до сих пор удивление лакрица. Это такие маленькие чёрные конфетки.

„СВАДЬБУ ОТЫГРАЛИ В ДАГЕСТАНСКОМ СТИЛЕ. БЫЛО МОРЕ ШАМПАНСКОГО И ЛЕЗГИНКА“

Узами брака Ирина и Тимур связали себя после Игр-2008 в Пекине, где Полторацкая и команда завоевали серебряные медали.
Тимур: Ира очень хотела выиграть Олимпиаду и заняться семьёй. Мы ждали этого времени. Я хорошо знаю девочек из той сборной России, и все партнёрши Иры с грустью вспоминают о своей карьере, о том времени, когда играли. Ира же, ещё когда выступала, мечтала, чтобы всё это скорее закончилось, она мечтала о семье и детях. Она из тех немногих людей, кто говорит, что после спорта ей стало ещё лучше.
Жена закончила карьеру в 30 лет, можно сказать, на пике. Ей говорили: „Подумай ещё раз! Ведь будешь скучать!“ А она до сих пор кайфует…

— Неужели это правда, Ира?
Ирина: Сами посудите: Тимур уходит на тренировку, а для меня нет ничего лучше, чем быть дома! Мне на тренировку не надо!
Тимур: Говорят, что спортсменам всегда тяжело после спорта, но только не Ире! Для неё дети и семья на первом месте.
Ира: Спорт — это сложно, это мужское дело. Конечно, и дома есть трудности. Постоянный недосып, например. Но это ничто по сравнению с теми нагрузками, какие испытываешь в спорте.
Тимур: И когда я прихожу домой, Ира даёт мне возможность отдохнуть. Она всё понимает.

— Тимур, вы ведь тоже были на Играх в Пекине. Мужская сборная тогда остановилась в четвертьфинале…
— Мне тогда было всего 24 года. Помню, после поражения ко мне подошёл Виталий Мутко и сказал: „Не расстраивайся, Тимур, столько ещё Олимпиад у тебя впереди“. Я тогда так на него посмотрел и почувствовал, что здесь что-то не то. И это была последняя Олимпиада, на которую мы отобрались.
На Игры в Лондон не поехали потому, что сами накосячили. На чемпионате Европы перед Рио хорошо играли, но чуть-чуть не сложилось.

— Зато наши девочки в Рио отыграли за себя и за тех парней!
Тимур: Как мы за них болели! Вы даже не представляете… Хотя их победа не стала для нас откровением. Мы почему-то в самом начале склонялись к мысли, что они должны победить.
Ирина: Мы точно знали, что девчонки будут с медалями, но именно про золотые награды старались не говорить. Однако это ощущалось всем нутром.
Тимур: Финал я смотрел на выезде с командой — у нас турнир был. Когда девочки выиграли, я встал гордый такой и сказал: „Ну что? Кто тут у нас олимпийский чемпион?“
Ирина: Когда ты за границей играешь, тебе приятно, когда выигрывает Россия.
Тимур: Словно сам выигрываешь. Все этому радуются.

— Но вернёмся к вашей паре. Сейчас модно устраивать тематические свадьбы, например, в стиле 60-х. Как прошло ваше торжество?
Тимур: В Москве, в стиле дагестанской свадьбы! Мы хотели, чтобы это было современно, но с учётом традиций, которые я, моя семья и жена уважаем. Пришли друзья, одноклубники, сборники, родня. К тому моменту все уже очень ждали этого события.
Получилось интересно, весело. Было, как и полагается, много шампанского, танцев…

— Лезгинка?
Тимур: Конечно! Я, как мусульманин, просто обязан был её исполнить. И я очень горд, что Ира к этому отнеслась как полагается. Она выучила женскую партию и блестяще её исполнила.
Ирина: А потом сразу всё забыла. (Смеётся.)

„Я В СПОРТЕ КАПИТАН, А ИРА — ДОМА“

По словам Тимура и Ирины, личные амбиции не мешают им жить в гармонии друг с другом.
— Тимур, вы — капитан сборной России по гандболу, Ира капитанствовала в „Звезде“, была вице-капитаном сборной России. Тяжело, когда в семье два лидера?
Ирина: Проблем нет! Капитаном должен быть мужчина. Иногда, правда, Тимурчик позволяет мне покомандовать, но потом говорит: «Всё, дорогуша, хватит». (Смеётся.)
Тимур: Когда ты на площадке капитан, то дома тебе не хочется быть капитаном. Хочется быть вице-капитаном или вообще пассажиром.
Ирина: Капитан должен думать не о себе, а о людях, команде.
Тимур: Это такая дипломатическая должность. Капитан — ни в коем случае не регулятор громкости. Нужно где-то быть лояльным, где-то грубым, и если надо где-то уступить, то Ира всегда это сделает. (Улыбается.)

— Кстати, кто из вас меняет подгузники Тиане?
Ирина: Ира, конечно!
Тимур: Всем бытом занимается Ирина! Она главная здесь, реально капитан. Она создаёт такую атмосферу, чтобы я не вникал в бытовые проблемы, так как понимает, сколько сил отнимает спорт. До четырёх лет Мурада я даже не знал, что у меня есть сын. Шучу, конечно! Просто Ира всегда делала так, чтобы мне никто не мешал.
Сейчас у нас появилась дочка, но Ира всё равно оберегает меня от бытовых забот. Всё на ней, и она блестяще справляется. Я до сих пор не умею менять подгузники. Но мне иногда кажется, что, когда Мурад был маленьким, я всё-таки что-то упустил в его жизни, недостаточно понимал, наверное, всего этого счастья. С дочкой я стараюсь этот пробел компенсировать, мне постоянно хочется возиться с ней.

— И что же вы делаете с детьми, когда у вас появляется свободное время?
Тимур: Мы с сыном сейчас увлеклись компьютерными играми! Но не бездумно — знаем меру. Знаете, мы с Мурадом как два друга. Он кажется мне уже взрослым, хотя ему нет ещё и пяти лет. Я беру Мурада пройтись по магазинам, погулять, на заправку, в ресторан… А недавно мы выбрались с ним к морю на несколько дней. Честно говоря, сначала я боялся: а что с ним делать? Как его кормить? Ничего, справился…

— Дочка ещё маленькая. Поэтому пока, наверное, только колыбельные ей поёте?
Тимур: Нет! Мой голос как снотворное не действует — у меня баритон. Поэтому не пою, но песни знаю. Мы чаще все вместе смотрим мультики. У нас сто российских телеканалов, и наше утро начинается с „Карусели“, „Лунтика“ и прочих Смешариков с Барбоскиными.

— Пятиборец Александр Лесун не смог ответить на вопрос: „Кто такие Доктор Плюшева, Лосяш и Чёрный Ловелас?“ А вы этих персонажей знаете?
Ирина: (Напевает песенку.) „Доктор Плюшева, доктор Плюшева! И пациентов не счесть. Ваш доктор здесь“.
Тимур: Всех знаем!
Ирина: Вы даже не представляете, я знаю всех героев Marvel, всех персонажей Mortal Kombat, Лосяшей, Ёжиков и так далее. Сначала для меня даже „Лунтик“ был с другой планеты, а теперь я во всём прекрасно разбираюсь!
Тимур: Мурад так любит супергероев, что однажды за границей напросился в кино на „Дэдпула“. Я сразу объяснил ему, что у фильма есть возрастное ограничение, на что он сказал: „Я только одним глазком на него посмотрю“. Диалоги сын не понял, конечно, но не это ему было важно. Мурад минут десять просто смотрел на героя, а потом сказал: „Всё, пап, пошли“.
Ирина: У сына есть мечта побывать в Дубае – там открыли „Марвел-парк“.
Тимур: Я бы сказал, что у Мурада чёткий план. Вена — потому что там хороший Duty Free, и Дубай.
Ирина: В Интернете есть мальчик-блогер Мистер Макс. Так вот, он ходит по Duty Free в разных странах и покупает игрушки. Ему всё равно, куда лететь, лишь бы там был хороший Duty Free.
Ещё Мурад увлекается конструктором „Лего“, легко собирает наборы для детей от 8 до 12 лет.

— Не могу не спросить: сын уже каким-то спортом интересуется?
Тимур: Мурад ходит на мои игры, но ему пока трудно переносить местную атмосферу. Трибуны на домашних матчах обычно заполнены до отказа, гул невероятный стоит, плюс файеры, петарды и прочая атрибутика. Здесь болеют иначе, чем в России. Но всё равно Мурад приходит, правда, в наушниках, чтобы шум не очень давил.
Мы его не подталкиваем к выбору именно нашего вида спорта — сыну нравится гандбол, нравится футбол. Посмотрим, чему в итоге он отдаст предпочтение.
Ирина: Кстати, Мурад уже читает, пишет.
Тимур: А всё потому, что у нас часто бывает бабушка и активно с ним занимается. Плюс у Мурада есть няня-македонка, хорошая девочка. Она разговаривает на русском, македонском и английском языках. Тоже занимается с сыном.

— Мурад не ходит в садик?
Ирина: Нет. Сначала жалко было отдавать…
Тимур: Хотелось его потискать…
Ирина: А потом я узнала, что снова беременна, и мы отложили эту затею. Думаем, со следующего года пойдёт.

— Двое детей – это предел? Или вы мечтаете о большой семье?
Тимур: А двое детей — это не большая семья?
Ирина: Ну, если бы у нас было бы два мальчика или две девочки, то мы абсолютно точно решились бы на третьего ребёнка. В данном же случае у нас полный комплект — мальчик и девочка.
Тимур: С другой стороны, видно будет. Сложно загадывать такие вещи.
Ирина: Знаете, у нас к каждому олимпийскому сезону рождается по ребёнку. (Смеётся.) Лондон — это Мурад, Рио — это Тиана, так что надо папу отправлять в Токио за медалью…

— Если серьезно, Тимур, у вас есть мечта сыграть и победить в Токио-2020?
Тимур: Почему бы и нет! У меня всегда была мечта выиграть со сборной что-то значимое и стать олимпийским чемпионом. Пока я буду играть, я буду к этому стремиться. А получится у меня или нет… Я уже не в том возрасте, чтобы думать о каких-то личных амбициях, мне хочется сделать что-то масштабное — через личные успехи я уже прошёл.
Надеюсь, что получится. Когда перестаёшь верить, надо заканчивать со спортом, а я не собираюсь заканчивать ещё четыре года. Как минимум…
А вообще, самая моя большая победа — это моя семья. Думаю, Ира скажет то же самое.

„МОЖЕТ, БУДУ ТРЕНИРОВАТЬ ЖЕНСКИЙ „ВАРДАР“, А, МОЖЕТ, ПОЙДУ УЧИТЬСЯ“

Ирина согласна с мужем: самое главное в её жизни — это семья и двое прекрасных детей, однако предложения о работе ей поступают с завидной регулярностью. Не так давно стали поговаривать, что Ирина может войти в тренерский штаб женского „Вардара“…
Ирина: Предложения, конечно, у меня есть, но я не люблю распаляться: дети, семья, работа, муж в большом спорте — надо всему время уделить. Всё очень сложно. Многое будет зависеть от того, как будут расти Тиана и Мурад. Если вдруг у меня появится свободное время — почему бы и нет. Однако какой-то острой необходимости в моём выходе на работу мы не испытываем.
Муж, к счастью, даёт мне уникальную возможность быть с детьми — это время уже никогда не повторится. Впрочем, помечтать о какой-то работе в спорте, конечно, можно.

— А если помощницей к Трефилову в сборную? Никогда об этом не думали?
Ирина: Я не знаю, подойдёт ли мне вообще такая работа. Быть тренером очень тяжело. Сидя на печи, конечно, легко говорить: „Я крутой игрок, приду и покажу, как надо тренировать“. В реальности всё по-другому. Есть везунчики, которые приходят и выигрывают сразу, но их единицы. В общем, пока у меня по плану дети…
Что касается Евгения Трефилова, то в своё время мы много с ним ругались, но сейчас находимся в отличных отношениях. Кстати, поздравляю его с золотой медалью Олимпиады!

— Слышала, что вас прочат в тренерский штаб женского „Вардара“…
— Я иногда хожу на тренировки девочек, могу находиться в тренерском штабе, но это всего лишь хобби.

— Тимур, а вы ещё не задумывались над тем, что будет после спорта?
Тимур: Нет! Если начинаешь распаляться на несколько дел сразу, задумываться о том, что потом, то ничего не добьёшься. Считаю, надо полностью концентрироваться на одном деле и идти вперёд. Своё будущее я создаю сейчас, своей карьерой. Если сейчас я сделаю себе имя, то проблем в будущем, думаю, у меня не будет.
А так, Московскую государственную юридическую академию я окончил… Отдал дань моде, так сказать. (Смеётся.) Причём полтора года я усиленно учился. Сто двадцать пословиц на латинском языке вызубрил, некоторые помню до сих пор. Но в какой-то момент мне пришлось выбирать между учёбой и спортом. Я выбрал спорт и перевёлся на заочную форму обучения.

„В МАКЕДОНИИ ХОРОШО, НО ВЕРНЁМСЯ НА РОДИНУ“

Ближайшие три года семья Дибировых проведёт в Скопье. В 2013-м Тимур подписал долгосрочный контракт с „Вардаром“ и будет играть за эту команду аж до 2020-го. Кстати, владельцем македонского клуба является российский бизнесмен Сергей Самсоненко.
Тимур: Я подписал с „Вардаром“ контракт на семь лет, став, как мне кажется, одним из первых гандболистов, кто заключил столь долгоиграющий договор. Раньше спортсмены подписывали контракты на три года, а сейчас заключают соглашения и на пять, и на шесть лет.
Сначала я, правда, подписал традиционный контракт на три года. Моя игра руководству клуба понравилась, и мне предложили продлить соглашение. „Хочешь связать свою судьбу с „Вардаром“ и выиграть с нами Лигу чемпионов?“ — спросили у меня. „Конечно, хочу“, — был мой ответ. В общем, ещё четыре сезона я буду играть в Скопье. И знаете, я здесь счастлив. Это не какое-то лукавство. Это правда!
В этом году нас считают фаворитами Лиги чемпионов, и я очень хочу выиграть этот турнир с „Вардаром“. Любой спортсмен об этом мечтает. А уж как наши болельщики хотят!
За свою карьеру я посетил много городов и стран, я в сборной России уже 12 лет, но таких безумных фанов, как в Скопье, нигде не видел. Если бы полтора года назад я баллотировался в премьер-министры Македонии, то занял бы второе-третье место. (Смеётся.) Это я к тому, что здесь безумно любят гандбол. Футбол в Македонии отдыхает, хотя футболисты здесь очень хорошего уровня.
Вы где-нибудь видели на гандбольном матче семь тысяч человек? Все трибуны забиты до отказа… Причём болельщики кричат, размахивают руками, поют песни. Здесь даже свои группировки есть, радикальные и не очень.

— То есть вас в Скопье знает каждая собака?
Тимур: Более того! В двух из трёх ресторанов мне не придётся платить. Скажут: „Братан, ты что? Какие деньги?“ Для спортсмена важно чувствовать такую любовь, такую значимость. Благодаря этому ты можешь свернуть горы.
Когда приезжаю в Москву на матчи, горько видеть в зале семьсот человек. Я ведь знаю, как это может быть.

(К разговору присоединяется Ирина.)

Ирина: Мне нравится в Македонии то, что здесь нет пробок и холода.
Тимур: Кстати, да! За три года я ни разу не видел в Македонии снега.
Ирина: Ещё здесь спокойно, в отличие от Москвы. Здесь ты просто живёшь, никуда не спешишь, тебе не нужно стоять в пробке по шесть часов. Для молодых, которые делают карьеру, эта страна не подходит, но для семей с детьми это рай.
Тимур: Однако на Новый год мы планируем приехать в Москву.

— Вы вернётесь в Россию насовсем или предпочтёте Скопье, где так любят гандбол и почти не бывает морозов?
Тимур: В жизни бывает всякое, поэтому трудно загадывать. Когда я десять лет играл в России, то и не думал, что буду выступать за македонский клуб. У меня было много предложений, но не из Македонии, потому что этого проекта тогда ещё даже в планах не было. Но видите, как получилось. Поэтому никогда не говори „никогда“.
Однако наша родина — Россия и, скорее всего, мы вернёмся домой…

Материал: hand-ball.ru

Зоран МерзликинИнтервьюСпортРоман Вениамина Каверина 'Два капитана' — литературная классика. Кажется, что такие истории — с настоящей любовью, приключениями, благородными героями — существуют только на страницах книг. Однако мир спорта подбрасывает не менее захватывающие сюжеты. Нашими собеседниками стали одна из самых ярких гандболисток XXI века, серебряный призёр Олимпиады в Пекине Ирина Полторацкая...Новости Македонии